Junjou Romantica

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Junjou Romantica » здание университета » Кабинет Каоина


Кабинет Каоина

Сообщений 1 страница 18 из 18

1

Просторное, светлое помещение, с множеством книжных полок, настенных карт и таблиц с датами. Учительский стол завален бумагами, книгами и прочим канцелярским бардаком. Дальнее окно класса всегда приоткрыто, чтобы поступал свежий воздух.

0

2

===========>Коридор 1-го этажа

Щелкнул дверной замок, неторопливые шаги, скрип открытия-закрытия, стук каблуков по паркетному полу, звон ключа, что упал на стол, выдох. И тишина. Та тягучая, пустая, безликая, что преследовала историка повсюду, и дома, и на улице, и даже в шумном университете. Закрыв глаза, он пару секунд стоял, не двигаясь, просто слушая.
- А Фудзиока влюбилась в сенсея!
- Заткнись, идиот!
Хикару усмехнулся. Вопящие за дверями студенты - тот самый звук, что может разогнать тоску. Хотя бы ненадолго, хотя бы создать видимость. Но он сам когда-то был таким: влюблялся в преподавателей, носился по коридорам, зубрил даты в библиотеке. Все повторяется, круговорот жизни - бесконечный процесс.
Продолжая немного улыбаться, он поправил очки и извлек бумаги с сегодняшними лекциями, выкладывая их на стол.
- На самом деле... Мне преподаватель иностранных языков нравится...
- Оооооо... А кому он не нравится, а?
Смех. Кажется, девушку окончательно смутили.
Проклятые тонкие двери..
Сжав зубы, историк низко опустил голову, бессильно рухнув на стул. Ну да, из головы, естественно вылетело, что они работают в одном университете.
И тут... Еще одно воспоминание, что не сразу пришло в уставший от психотропов разум.
- Он видел мои глаза.
Ручка покатилась и упала с захламленного стола.
Он меня выдаст.
Он меня выдаст!
Он меня выдаст?

Вдох-выдох, вдох-выдох. Спокойно, Хик, дыши глубже. Если немец кому-нибудь расскажет то, что он видел - ты потеряешь работу и шансы на существование. Ибо в трудовой книжке обязательно сделают запись. Отец ни за что не поможет тебе. Что делать? Думай, думай, думай...
Вскочив, он стал нарезать круги по своему кабинету, морща лоб и нервно покусывая ногти. Так. В первую очередь, надо успокоиться. Потом найти его и поговорить. Да, сломать себя, заставить посмотреть ему в глаза и поговорить. Предложить деньги, рекомендации - все что попросит.
И что тогда? А если, он начнет меня шантажировать?
Выдох. Вновь упал на стул, потирая пальцами переносицу.
Он не такой... Он хороший...
До занятий еще 40 минут. Хм.
А кому он не нравится, а?
А кому он не нравится, а? Хикару?
Преподаватель резко поднялся и вышел из кабинета.

===========>Коридор 1го этажа

Отредактировано Хикару Каоин (2009-06-11 12:42:29)

0

3

Лестница на 2-ой этаж====>

Период Эдо — исторический период (1603—1868) Японии, время правления клана Токугава. Начался с назначения Токугава Иэясу сёгуном в 1603 году. Завершён снятием с себя полномочий сёгуном Токугава Ёсинобу в 1868 году.
Характеризуется как время установления диктатуры Токугава, одновременно с этим переход от средневековых междоусобиц даймё к полностью контролируемой стране.

Дрожащая рука вновь потянулась к платку и промокнула им мокрые глаза. Едва слышный всхлип, закушенная губа и вновь тонкие пальцы перебирают листы с планами, схемами и лекциями занятий. Рядом, на столе, стояла кружка с остывшим чаем и не размешанным сахаром, чуть левее ее - "Современная история трех стран", а у края уже идеально разобранного и чистого стола - темные очки.
Забыть.
За окном светило солнце. Его лучи, проходя сквозь неплотно задернутые шторы, окрашивали помещение в зеленоватый цвет, а проскакивающие золотые нити играли на столе, руках, волосах и лице историка, вспыхивая искорками в редких прозрачных каплях на гладкой коже.

В период Эдо произошло становление японского духа, появление национальной японской идеи, развитие экономики и чиновничьего аппарата. Период Эдо — золотой век литературы и японской поэзии, Мацуо Басё является наиболее ярким представителем поэзии как периода Эдо, так и японской поэзии в целом.
В результате политики сакоку практически весь период Эдо страна находилась за железным занавесом, не ведя торговли и не сообщаясь с другими странами (редкое исключение — Китай и Голландия). Католическое христианство жестоко подавлялось (восстание на Кюсю).

Чертовы шмотки, укладка, внешний вид - зачем все эти старания? Мне для нормальной жизни хватает мятых рубашек, потертых джинс и "вороньего гнезда" на голове.
- Но ты видел, как он на тебя смотрел?
"О вчерашнем забудьте". Вчерашнем всем. Ничего не было, понимаешь? Никого не было.
- Хик, мне кажется, он тот самый. Тебе нельзя его вот так отпускать. Сам подумай: скрипка, Принц, заботится, понимает тебя...
О чем ты говоришь? Как он может меня понимать, если не знает меня? Если мы год общаемся на уровне: "привет - пока"? Если единственное наше взаимодействие произошло у него попьяне, а у меня - под таблетками? Ясное дело, что теперь он не желает меня видеть.
- И что ты будешь делать?..
Ничего. Стану тенью, чтобы не мешать ему жить. Не обсуждается.

Произошло смещение политического влияния от военных домов (самурайское сословие) на торговые дома (купеческое сословие). По сути, страна совершила переход от феодального к капиталистическому режиму, и само падение сёгуната характеризовалось политическими и экономическими, а не военными причинами. Одновременно с падением сёгуната Токугава произошло падение самой идеи сёгуната.

Краткие аспекты периода повторены. Хотя, он знал их наизусть. Платок уже был не нужен, к книге он не прикасался вовсе. Просто готовился ко второй паре. Журналисты, кажется. Своенравные ребята. Залпом выпил остывший чай и проглотил не размешанный сахар, как густую патоку. Стал перебирать листы, рассматривая план лекции. Васильковые глаза на миг вновь покрылись пеленой тоски, а губы тихо прошептали.
- Как же ты устал от одиночества, Хик, если влюбляешься так сильно в первого, кто прикоснется к тебе...

План лекций.

Отредактировано Хикару Каоин (2009-06-12 12:18:10)

0

4

Минут через двадцать закончится первая пара. Коридоры наполнятся шумом, а голова - бытовыми мыслями. А еще, дико, просто невыносимо хотелось есть и спать. Причем, если в буфет он успеет дойти и съесть банальное пирожное, то насчет сна нужно было что-то делать, ибо молодой человек, уже почти не соображая, едва не уснул лицом в стол. Бодрые шаги по кабинету, напевание песен и сложные исторические вычисления не помогали - веки наливались свинцовой тяжестью, а ноги подкашивались от усталости.
Так не могло продолжаться долго.
Рука дрогнула и очень медленно опустилась вниз, провела по ремню, правому бедру и проникла в карман. Секунда - и пальцы нащупали твердую упаковку "Аспирина". Невыносимо медленно вытащили ее и открыли.
Успокойся. Это всего лишь, чтобы чувствовать себя бодрее.
- Ты окончательно рехнулся?! Ты в университете! Тебя вышвырнут с работы!
Не вышвырнут. Никто ничего не узнает, а от одной галлюцинаций не будет. Просто бодрость.
- Смешай кофе с колой - лучший энергетик! Отпросись домой спать или наконец признайся, что просто хочешь не думать о нем, черт возьми, Хикару!

Стакан воды, маленькая белая таблетка, глоток - и обессиленный историк сел на стул, закрыв глаза. Прошло пять минут, десять, пятнадцать.
- Ты никогда не слышал об эффекте Плацебо? Только по этому принципу ты будешь чувствовать себя бодрым!
-Заткнись...
Тихо прошипел историк, медленно поднимаясь со стула. Подойдя к зеркалу, он рассмотрел свои глаза, усмехнулся отражению и поправил волосы.
- Ты красавец, Хикару. Пусть жалеют те, кому ты не достался.
Усмехнувшись, парень надел темные очки и вышел из кабинета.

============>Буфет

Отредактировано Хикару Каоин (2009-06-14 15:47:36)

0

5

>>> коридор 1 этаж

Крамм влетел в кабинет, закрывая дверь и привалившись к ней спиной.
- Что, черт возьми, с тобой происходит?!
Серые глаза следили за сенсеем, на щеках лежал легкий румянец. Да, возможно ты совершаешь еще одну ошибку, Артур, но.. их и так слишком много на одно утро.
на глазах выступила влага. Очень хотелось спереть её на недосыпание. Сердце бешено колотилось в груди, не хватало дыхания, дрожали пальцы рук. Артур сунул руки в карманы брюк, сжимая пальцы в кулаки и пытаясь побороть нездоровую дрожь. Слегка кружилась голова.

0

6

Только не разреветься, только не разреветься, только не разреветься... Господи, как я мог рассчитывать на что-то, если настолько мерзок ему?
Хикару почти вбежал в свой кабинет, слыша за спиной торопливые шаги. Азума пытается вызвать его на допрос с последующей лекцией о нормах поведения? Номура, услышав шум, решил выяснить, что его коллега натворил на этот раз? Сам ректор, не выдержавший очередной клоунской выходки историка, отправился самолично дать по мозгам Каоину?
В знакомых стенах было чувство защищенности. Хикару прошел к своему столу, кидая на стул пиджак, срывая очки и вытирая обеими руками мокрые глаза, как услышал торопливое дыхание, хлопок закрывающейся двери и голос, который он никогда не перепутает и ни за что не забудет.
- Что, черт возьми, с тобой происходит?!
Что тебе вновь от меня надо, Артур?...
Хикару закусил губу, спешно вытирая лицо и чудом не издавая ни всхлипа, выпрямился, так же не оборачиваясь. Дико дрожащие пальцы подцепили осточертевшие очки и скрыли покрасневшие глаза. С трудом контролируя свой голос, он сдавленно проговорил.
- Что-то не так... герр Крамм?
и все же тихий всхлип. Собраться до конца так и не удалось, и он судорожно зашептал, с каждым предложением говоря все громче, чуть повернув голову в его сторону.
- Неужели Вас до сих пор удивляет, что я являюсь главным клоуном университета? До Мизуно мне, конечно, далеко, но среди преподавателей я всегда выделялся неординарным подходом к своей работе. Да, на занятиях, я общаюсь со своими студентами о наших общих интересах; да, я танцую в коридоре, при хорошем настроении; да, я законченный неудачник, вечно попадающий в неприятности и имеющий крайне неустойчивый, но мягкий характер! Девчонка! И что? Что Вас во мне удивляет?! Почему Вы смотрели на меня так, будто я убивал кого-то? Какое  Вам  до меня дело, Артур?!
Зажмурился, понимая, как много лишнего он сказал. Поднеся руку ко рту, он сжал зубами костяшку пальца, чтобы хоть как-то держаться, ибо был на грани откровенной истерики. Едва слышно, себе в руку.
- Я все забыл, как Вы и просили... Что Вы теперь от меня хотите?

Отредактировано Хикару Каоин (2009-06-17 10:04:22)

0

7

Всё, что угодно, только не это. Подсознательно Артур ожидал подобной реакции, но не успел к ней подготовиться. Букет плохо скрытых интонаций, едва сдерживаемые слезы, почти до боли закушенные пальцы...
Почему Вы смотрели на меня так, будто я убивал кого-то? Какое  Вам  до меня дело, Артур?!
Неужели ты настолько слеп?
Очень хотелось подойти, обнять, снять эти ненужные стекла, целовать влажные глаза, соленые губы, зарыться лицом в волосы. Пальцы нащупали защелку. Тихо, медленно, рассчитывая каждое слово, он сказал:
- Я держал дистанцию, насколько мог. Я ушел вчера потому, что не выдержал. Ты подпустил меня настолько близко, и я боялся, что не удержусь. Я почти сорвался ночью.
Он помолчал. Ерунда. Вздохнул, медленно выдыхая, сползая на пол и пряча лицо в ладонях. Еще тише, почти шепотом:
- Я больше не могу. Я люблю тебя.

0

8

Каждое слово резало по сердцу. Нежно, бережно, аккуратно, но так больно... Самую сильную боль нам причиняют лишь любимые люди. Лаской ли, грубым словом, невнимательностью, нелепой шуткой. Входит ли в их число признание?...
Шепот. Такой тихий, робкий, едва различимый. Разговор с самим собой.
- Нет...
Нервное мотание головой, три шага к окну, не дыша, не моргая, не совершая ни одного лишнего движения. Слишком хрупко, слишком легко, слишком тонко; лишний вздох - и хрусталь переломится пополам.
-Это невозможно. Этого не может быть. С кем угодно, но не с тобой, Хикару. С кем угодно...
Хикару... Скажи мне "нет".
Забудьте о вчерашнем.
- Это...
Очки дико мешали, но убирать и не имело смысла - если немец посмотрит ему в глаза, могут начаться проблемы. Хотя куда уже хуже? Словно загнанные звери, что мечутся в одной клетке, раня друг друга, вместо того, чтобы лишний раз прижаться покрепче.
Но это ложь. Конечно же ложь. И не понятно, зачем она нужна.
- П..почему... ты.. ты хоть понимаешь... что ты сейчас говоришь?.. На что ты... себя обрекаешь.. Откажись от своих слов.. Я все забуду, уйду из университета, перееду в другой город, я обещаю, я забуду... тебя..
Всхлип. Еще один. Прозрачные слезы ручьями потекли по гладким щекам, скользя по подбородку и капая на воротник рубашки. Парень отчаянно закрыл лицо руками, пытаясь хоть как-то держать себя, но все попытки были тщетны.

Отредактировано Хикару Каоин (2009-06-17 12:06:44)

0

9

Кровь шумела в висках, вспыхнувшая вдруг боль отчаянно давила грудную клетку. Артур молчал. Всё, что было готово сорваться с губ, не имело смысла. А чего ты ждал, Крамм? Что задурманенный наркотиками мозг адекватно воспримет то, что ты сейчас несешь? Раскрывая вот так запросто перед ним своё сердце, ты ждешь, что он ответит взаимностью?
Не было больше никаких эмоций. Только тупая боль, заполнившая собой каждую клетку тела, рвавшая сердце на мелкие клочья. Стиснув зубы, Крамм ждал, пока она перестанет толкаться в горле душным комом. Сцепив пальцы в замок и указательными пальцами упершись в переносицу, он смотрел в окно. Вдох, выдох, медленно, глубоко, чувствуя, что тело отказывается подчиняться, а по позвоночнику словно стекает ледяная вода, и немеют руки. Пожалуй, если бы он стоял, то вероятнее всего просто упал на пол - своих ног он не чувствовал. Но с пола уже никуда не упадешь. По щекам вероятно текла вода, оставляя на коже прохладные дорожки.
Откажись от своих слов..
- Я...

Сейчас. Отдышаться. Прийти в себя. Получается с трудом, отдаваясь ватной дрожью в теле и головокружением. Артур поднялся. Пять шагов, и он стоит у профессора за спиной. Профессор всхлипывает, подрагивают от беззвучного плача плечи. Артур мягко обнимает историка за плечи, прижимаясь к нему и зарываясь лицом в шелковое золото волос. От прикосновения снова бросает в дрожь, снова заходится сердце и к горлу снова подступает душный ком.
- Ты моя жизнь, Хикару.
Вот так просто выложить перед ним себя, раскрыть то, что столько лет пряталось глубоко внутри, занозой разъедая сердце, заставляя в немой ревности сжимать кулаки и прятать их в карманы, видя, как сенсей улыбается другим, касается их так, как никогда не касался Крамма. Заливаемая конской дозой алкоголя тоска по васильковым глазам - всё сейчас было в этих словах, всё сейчас вылилось на поверхность.
- Ты моя жизнь...

+1

10

Повисшая пауза давила со всех сторон, сжимая легкие, сдавливая виски, подкашивая ноги. Все давило к земле, безумно хотелось упасть в обморок, а лучше сразу умереть, лишь бы всего этого не чувствовать. Просто стереть из памяти сегодняшний день. Вчерашний. Неделю, год, всю жизнь. Жизнь сама по себе подразумевает страдания, невыносимые душевные терзания и ошеломляющую физическую боль. Но... В ней тоже есть светлые моменты, что порождают на обветренных губах улыбку.

Кое-как остановить рыдания удалось лишь путем сильного зажатия рта ладонью, отчего плечи вздрагивали от постоянных всхлипов. Эмоции, казалось, сейчас разорвут историка, либо же сожгут изнутри. Букет всех оттенков отчаяния, страха, сомнения и боли расцветал, пуская свои корни по каждой вене.
Ты снова отталкиваешь... Снова остаешься один.
Эта пауза - самая долгая в жизни Хикару...
Прекратилась неожиданным объятием сильных и бесконечно теплых рук, что внезапно сняли приступ удушливого одиночества. Артур едва ощутимо дрожал, но сам Хикару сейчас вряд ли отличался спокойствием. Дыхание неровное, тяжелое раздалось возле затылка и хриплый, такой непривычный голос произнес.
- Ты моя жизнь, Хикару.
Неужели?...
Разум отказывался верить в происходящее, фантазия зашла в тупик, ибо никогда, никогда-никогда-никогда Каоин не мог даже подумать о подобном. Но... Любимый немец рядом. Обнимает его и шепчет такие слова...
Вновь, плохо осознавая, что шепчет это вслух, заговорил с внутренним голосом.
-Это... Сон. Так не бывает.
- Поверь ему, Хик. Пожалуйста, просто возьми и поверь.
- Я боюсь...
Прекрати! Соберись, наконец, и сделай хоть что-то правильное! Нужное не кому-то, а именно тебе!
-Я... Артур...
Нервный выдох, вдавление очков в переносицу и судорожно вцепившаяся в его руку ладонь.
Не отпускать, не отпускать, не отпускать.
- Не уходи от меня.

Отредактировано Хикару Каоин (2009-06-17 14:36:33)

0

11

Беседа без слов. Беседа двух сердец. Израненных, измученных сердец. Артур потянул историка за плечо, мягко развернул лицом к себе, снял тёмные стекла, бросив их на стол. Взял в ладони нежное лицо, провел пальцами по мокрым щекам. Едва ощутимо коснулся губами влажных губ, чувствуя горячее дыхание.
- Я люблю тебя.
Сорвать с тебя одежду, ласкать нежную кожу, плавящуюся от прикосновений, любить тебя как никого и никогда... Носить тебя на руках, беречь, стать твоим ангелом-хранителем. Я связан тобой по рукам и ногам, и не хочу освобождения.
А губы уже целовали влажную кожу, мокрые глаза, таяли на губах профессора, и всё, чего сейчас хотел Артур - чтобы время застыло, не отнимая Хикару хотя бы на такой пустяк как пара.

0

12

Так близко... Так нереально близко, тепло и, что удивительно, кажется совершенно правильным. Сильные руки, что управляют тобой, несут сплошную заботу и защищенность, серые глаза... О Ками, они просто космически красивы! Тихое признание, ласковые поцелуи, тепло его тела. Очередной сон? Фантазия воспаленного мозга?
Нет...
Реальность. Такая, какая она должна быть. Просто поверить, позволить и раскрыться навстречу человеку, который тебя...
- Только не убегай...
Дрожащие пальцы вцепились в широкие плечи немца, прижимая его к себе, боясь, что сейчас обязательно что-нибудь произойдет. Он уйдет, передумает, попросит обо всем забыть, что кто-то войдет - что угодно. Но главное, что это чувство Волшебства исчезнет. Что одинокий историк не имеет права на то неземное счастье, что сейчас сжимает его в обьятиях.
Синие глаза напряженно вглядываются в красивое лицо немца, уже почти ожидая подтверждения своих мыслей.
Глупый обдолбанный мальчишка...
- А если кто-то войдет? А занятия?
Закусил губу, сжимая в пальцах ткань рубашки Артура.

0

13

- А если кто-то войдет? А занятия?
Зачем тебе сейчас кто-то еще?
- Никто не войдет, - Артур погладил сенсея по волосам, щекам, крепко обнял. Помолчал, коснувшись губами макушки. Профессор сейчас напоминал ему ребенка, который очень долго ждал возвращения родителей, и уже не верил в то, что они вернутся к нему. Уткнувшийся ему в плечо, судорожно вцепившийся в него ребенок.
- А занятия... Если сможешь, отмени, уедем с тобой куда захочешь, только ты и я. - пальцы перебирали пряди волос, успокаивающе гладили спину и плечи. Не было сейчас ни университета с тысячами назойливых студентов, ни коллег, ни ректора - существовал только безгранично любимый человек, которому Артур отдал бы себя всего без остатка, если бы он попросил.

0

14

Ты и я, ты и я, ты и я...
Никого больше. Обретенное счастье не хочет покидать его. И не покинет. Хикару сам его не отпустит. Теперь ни за что.
Пальцы еще сильнее сжали рубашку немца, словно пытались доказать своему хозяину, что все хорошо, все реально и никуда не исчезает. Закрыв глаза, он мысленно посчитал до пяти, а открыв их - вновь утонул в серых бездонных глазах.
Разве у людей бывают такие красивые глаза?
У людей нет. А у Артура могут.
- Начало рабочей недели. Третья пара. Армия студентов. Я не хочу, чтобы у тебя были проблемы.
Робко поднятая ладонь коснулась щеки немца и осторожно погладила, будто запоминая черты его лица и гладкость кожи. Аккуратно, несмело. Тихий выдох, ласковый поцелуй в подбородок.
- Может... После пар встретимся? Или вечером. Если ты не устанешь за тяжелый день.
Тело определенно было против такой идеи, крепче прижимаясь к сенсею. Губы медленно скользили по линии челюсти, осторожно изучая новое пространство. Все-таки найдя в себе силы, он чуть-чуть отстранился, чтобы удержать себя от соблазна не отпускать Артура никогда.
- Как думаешь?

0

15

О да, только не напоминай про тяжелый день.
- Вернул с небес на землю, как говорят, - улыбнулся Крамм. Работа есть работа. Но черт возьми, как можно работать, когда все мысли вращаются вокруг теплых губ, ласкающих кожу, вокруг шелкового золота волос и васильковых глаз, светящихся счастьем и любовью? Можно справиться с телом, но нормально выдать материал, когда голова занята другим..
- В любом случае следующую пару я отменил. - Артур вздохнул, поцеловал сенсея в висок, - Я не спал двое суток, и, если честно, кофе в меня уже не лезет. А вот четвертую пару придется поработать. Плюс Джун со своим сочинением. Поэтому, если не уехать сейчас, свободное время случится только после трех дня.
И венчый, неизменный зануда Азума. Вездесущий этик, не упускающий случая поделиться конструктивной критикой по поводу современного образа жизни. Наверняка попадется в курилке или во дворике перед университетом. А мы его избежим.

0

16

Хикару ласково провел пальцами по лбу немца, переводя прикосновение на щеку. Обеспокоено зашептал, глядя то на его губы, то на глаза.
- Да, вид у тебя крайне уставший. Давай Вот что. Ты сейчас немного отдохнешь, а после работы поедешь домой и как следует выспишься, хорошо?
Подошел к столу, взял очки, пиджак и надел их. Повернулся, улыбаясь немцу и любуясь его красивыми серыми глазами, взял его за руку и повел к двери.
Ты же, Хик, будешь вкалывать, пока не свалишься от усталости. И получать выговор за отвратительное и, главное, неподобающее поведение от ректора. Надоело, ей-Богу надоело, ему не 18 лет, чтобы его отсчитывали. Непонятная уверенность в своих силах и чувство, что тебе покорится весь мир историк черпал из доброй улыбки любимого немца, к которому теперь можно было прикасаться, что хотелось делать бесконечно.
- У меня то еще две пары точно. И наверняка разборка по поводу урока танцев на большом перерыве. С участием Азумы...
Чуть нахмурился, покрепче сжав пальцы Артура.

Отредактировано Хикару Каоин (2009-06-17 22:27:36)

0

17

- Возможно, ты прав, трое суток без сна и в здравом уме я не выдержу. - Артур сжал пальцы профессора. Перемена заканчивалась, и впереди его ждал мягкий диван в кабинете. Главное, не вырубиться напрочь и успеть проснуться до того, как начнется четвертая пара.
У двери кабинета Крамм обнял историка, нежно и мягко поцеловав. Стекла очков мешали, и собственный взгляд ломался в них, отскакивал обратно. Тихо вздохнул.
Взявшись за ручку двери, Артур всё же посмотрел на стекла, ощущая легкий психологический дискомфорт.
- Если вдруг что... Я тебе адрес свой скину на мобильник, ты... Если вдруг станет слишком... Я буду ждать тебя. - упоминать про огромный рояль, запертый в гостиной вместе с другими отголосками прошлого он не стал. Это было бы нетактично. Протянул руку, притянул сенсея к себе, снова припал к манящим губам. С легким стоном оторвался, проведя пальцами по щеке.
- Я буду ждать.

>>> кабинет Крамма

0

18

Хикару одобрительно кивнул, радуясь, что Артур последует его совету. Стоп. Трое суток? Неужели, не только Каоин не мог уснуть этой ночью?...
- Он действительно любит тебя.
Чуть мотнув головой, он вновь оказался в объятиях немца, а нежные поцелуи со свистом разгоняли ненужные мысли. Что-то в этом мире есть важнее, чем этот человек? Чушь! Щеки чуть порозовели, будто смущаясь от такого искреннего и внезапного счастья своего хозяина.
- Если вдруг что... Я тебе адрес свой скину на мобильник, ты... Если вдруг станет слишком... Я буду ждать тебя
Слишком?...
Неприятно резануло по сердцу. Если он о том, что увидел, находясь в гостях историка... Крамм наверняка считает Хикару шизофреником и потому, подразумевая припадок, предложил свой адрес.
А то я не параноик и у меня не случается припадков! Никаких таблеток не нужно.
-Теперь у тебя есть он. Все наладится.
Он считает меня психом. Причем, психом-наркоманом.

- Нет. Он не может. Ты снова начинаешь сомневаться и копаться в себе.
Из очередного оцепенения вывели объятия и уверенные мягкие губы, что стирали любые страхи и тяжелые мысли.
- Я буду ждать.
Синие глаза внимательно провожали удаляющуюся от кабинета высокую фигуру. Улыбка чуть тронула тонкие губы, а глаза на секунду закрылись.
Нет... Он не для этого будет ждать меня...

Лекционная № 1

0


Вы здесь » Junjou Romantica » здание университета » Кабинет Каоина


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC