Junjou Romantica

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Junjou Romantica » дома и квартиры » Квартира Канамэ.


Квартира Канамэ.

Сообщений 1 страница 30 из 36

1

Маленькая однокомнатная квартира на последнем этаже небольшого четырехэтажного дома, стоящего в глубине улицы, довольно далеко от больших проспектов и перекрестков, на тихой улочке. Вокруг дома большое количество деревьев, зелено и чисто.

Прихожая.

Небольшого размера. По левой от входа стене - шкаф для одежды, с внешними вешалками, снизу - обувная полка. Есть зеркало. Обои бледно-оранжевые, почти бежевые, мебель светлого дерева.

Ванная комната.

Также небольшого размера. Напротив входа - белого цвета шкаф: раковина, закрытые дверцами полки сверху и снизу, зеркало. Справа от входа - ванна того же цвета, что и шкаф. Плитка на стенах темно-темно синяя снизу, сверху - белая. Потолок белый.

Кухня.

Сравнительно маленькое помещение. Располагается по коридору направо и до конца. Есть выход на балкон, смежный с балконом в комнате. Мебель белого цвета. Есть плита, холодильник. раковина. Небольшой стол, пара стульев. На полке над столом - специи. На широком подоконнике - один цветочный горшок с фиалками. Шторы светлые, обои бежевые с белым.

Комната.

Разделена на две неравные части высоким стеллажом. За стеллажом - кровать-полуторка, встроенный стенной шкаф для одежды. На другой стороне комнаты - что-то вроде гостиной: стеллаж с небольшой высокой тумбочкой с полками, где стоят телевизор, DVD-плеер и ровными аккуратными рядами расставлены диски с фильмами, музыкой. Напротив - небольшой шкаф, где лежат книги. В углу комнаты - письменный стол, на котором обычно лежит ноутбук (впрочем, им редко пользуются). Слева от стола - выход на балкон.
Вся мебель из светлого дерева. Светло-бежевые обои, на окнах - тюль и тяжелые темно-синие шторы.

Во всей квартире идеальный порядок, но вещей не слишком много.

Отредактировано Hiyuuga Kaname (2009-06-01 18:12:53)

0

2

Торговый центр (продуктовые магазины) --->

Задумчиво бредя по улице и думая обо всем и ни о чем одновременно, Канамэ вдруг вспомнил, что упустил нечто очень важное: забыл представиться новому знакомому. С одной стороны, конечно, в этом была своя мрачная романтика: двое встречаются в людном месте, молчаливые и самодостаточные, короткий разговор за чашкой чая и вот они уже расходятся, каждый вновь идет своей собственной дорогой, не узнав даже имени собеседника; с другой стороны, не смотря на то, что молодой врач был скорее романтиком, чем скептиком, подобное положение вещей его не слишком устроило: он почувствовал себя немного неловко, хотя вместе с тем предполагал, что, быть может, темноволосому его имя и не нужно.

- Я... - опомнился молодой врач, когда они с юношей уже свернули на боковую улицу. Канамэ осекся, вздохнул и покачал головой, заставив себя не нервничать и не углубляться в собственные эмоции, по привычке забывая обо всем вокруг. К этому очень легко привыкнуть, когда ты постоянно один. - Простите, я совершенно забыл представиться, - молодой врач чуть улыбнулся, посмотрев на темноволосого. - Меня зовут Хиюга Канамэ, - приличествующих дальнейшему представлению фраз Канамэ добавлять не стал: подумал, что будет не слишком уместно.

0

3

Продуктовые магазины ====>

Акира брел вслед за Этим - чуть напряжённо, не глядя по сторонам, но машинально запоминая дорогу боковым зрением. Интересно, зачем? Пригодится или нет? Может быть, придётся убегать - или возвращаться ещё раз?..
Во всяком случае, по дороге была возможность помолчать и всё-таки немного обдумать происходящее.
Однако молчание не затянулось надолго. Впрочем, нескольких минут тишины Акире более чем хватило. В конце концов, он уже решил, что не стоит слишком уходить в себя - пока, по крайней мере, - иначе есть возможность пропустить что-нибудь важное. А происходящее по непонятным причинам казалось ему важным.
Оказалось, что у Этого есть имя. Хорошее имя, не из тех, что постоянно на слуху и уже затрепаны до заплаток. Например, как твоё собственное, да, Аки?
На секунду замерев на месте, парень несколько раз повторил про себя прозвучавшее имя, распробовал его, запомнил. И снова зашагал вперёд, коротко бросив на ходу:
- Акира.
Почему-то опять хотелось улыбаться. И он улыбался - едва заметно, уголками губ, привычно склонив голову и пряча лицо в тени волос. Это было непривычно, но почему-то казалось правильным.

0

4

- "Акира... - Канамэ улыбнулся невольно, поймав очередную мимолетную мысль, и простое на первый взгляд имя обрело тысячи красок. В его представлении это сочетание звуков ассоциировалось с человеком яростным и упрямым, целеустремленным, не смотря ни на что. И все равно, какая она, эта цель. Имя "Акира" - огонь и разные оттенки алого и оранжевого, и иногда - холод и равнодушие синего пламени. - Оно вам подходит", - молодой врач снова кинул короткий взгляд на темноволосого юношу, улыбнулся уже более открыто и добродушно. Когда разговор только начинался ему казалось, что он идет вперед навстречу колкой сильной метели, снег залепляет глаза, сбивается дыхание и потом идти очень тяжело, теперь же у него складывалось ощущение, что бушевавшая колкая метель немного поутихла, но он, увы, не знал: надолго ли?

Следовало бы сказать это вслух, но Канамэ почему-то не решился, хотя обычно преодолевал смущение с легкостью, даже с малознакомыми людьми. С темноволосым юношей по имени Акира все было иначе: молодой врач постоянно боялся сказать что-нибудь не так, сделать что-нибудь не так и потом смотреть в спину уходящему. Почему-то он очень боялся, что Акира уйдет, хотя, возможно неудивительно: все его друзья и хорошие знакомые, так или иначе, уходили, не оборачиваясь.

- Yoroshiku, - фраза вежливости, обычная, казалось бы, которая постоянно на слуху, прозвучала с неожиданной даже для самого Канамэ теплотой.

0

5

Глупые формальности. Бесполезности. Все эти "спасибо", "пожалуйста", "очень приятно", "мне жаль" и прочая, и прочая... Никогда их не понимал. И не любил - вообще не люблю бессмысленности.
Пустое.
Но...

Не поднимая головы, Акира покосился на рыжего и неожиданно для себя усмехнулся. Было поразительно и непонятно, но в его исполнении - Канамэ, его зовут Канамэ - даже такие банальности звучали как-то необычно. Может быть, просто искренне, но до осознания подобной немудрёной истины Акира пока не додумался.
- И всё-таки я не понимаю, - вдруг произнёс он, будто бы продолжая некий разговор, начатый мысленно, - почему ты так легко поддаёшься. На дурака вроде не похож, на дурного человека - тоже. Может, расскажешь?
Собственная тирада показалась ему слишком длинной и не слишком внятной, но вырыжать свои мысли вслух более чётко было слишком сложно. Отвык, проще говоря. Оставалось только надеяться, что его поймут хотя бы примерно правильно.

0

6

Отвлекаясь от своих по сути совершенно банальных (а порядок ли дома? а остался ли хороший чай? и есть ли что-нибудь, чем можно угостить?) мыслей, Канамэ обернулся к Акире, посмотрел чуть растерянно и удивленно. Смысл заданного вопроса он понял, не смотря на то, что вопрос был каким-то пространным и будто бы незаконченным, как обрывок какой-то невысказанной вслух мысли, однако ответа на него молодой врач и сам толком не знал. Или знал, но слишком хорошо, и признаваться в том, что ты кидаешься на первого встречного (хотя Акиру вряд ли можно было назвать обычным встречным) лишь потому, что устал, страшно устал от одиночества, которым пропитаны и стены твоей собственной квартиры, и ты сам, и вся твоя жизнь в целом, не хотелось даже себе. Стыдно, неправильно, наверное, ведь у большинства его знакомых все было совершенно иначе.

- Вы хотите сказать, что я наивен? И на моем месте никто бы не согласился вести к себе домой того, кто совсем недавно попытался меня обокрасть? - не смотря на то, что в вопросе звучало явное обвинение, ни в голосе, ни во взгляде Канамэ подобных эмоций не было: только теплота и заинтересованность. - Не знаю, - молодой врач задумчиво улыбнулся. - Я просто не смог вам отказать, - он чуть виновато пожал плечами, хотя вину ощущал лишь потому, что не мог внятно объяснить причины своего не-отказа. - Может быть, все это действительно странно смотрится со стороны, - предположил, задумчиво посмотрев куда-то вперед, где за деревьями уже виднелось до боли знакомое бело-серое здание.

Отредактировано Hiyuuga Kaname (2009-06-05 20:33:19)

0

7

- Я не хочу ничего сказать, - задумчиво разъяснил Акира. - Я всего лишь спросил.
И? Ты услышал. Тебе это что-то дало?
Какая разница.

Во всяком случае, ответ, похоже, показался ему удовлетворительным. Акира одобрительно покивал сам себе. Даже если пока он не делал никаких выводов, любая мелочь всё равно имела своё, совершенно определённое значение. Когда-нибудь этот калейдоскоп покажет не просто россыпь цветных стёклышек, а какую-то вполне осмысленную картинку. Сейчас оставалось только собирать эти мелочи-стёклышки.
- Но... - он помолчал немного, подбирая слова. "Я удивлён"? Нет, он не уверен, что умеет удивляться. - Это... как-то необычно, да? Ты не... - "боишься"? "хочешь чего-то странного"? - ...Для тебя это в порядке вещей? - наконец сформулировал Акира. Он почти что был уверен в отрицательном ответе, но уточнить было не лишним.

Отредактировано Akira (2009-06-09 13:01:57)

0

8

Канамэ кивнул в ответ на пояснение Акиры, продолжая неспешно идти вперед, погруженный в собственные постоянно разлетающиеся мысли. Несколько секунд помолчал и, как раз, когда темноволосый юноша снова заговорил, потянулся за сигаретой, закурил рассеянно, в следующее мгновение сам не понял, с чего вдруг решил выкурить еще одну: нервы, наверное?

- Нет, - отозвался молодой врач, невольно улыбнувшись. Затянулся, выдохнул дым в сторону. - Если честно, такой случай - первый на моей памяти. Это, бесспорно необычно, но, думаю, не так уж плохо, - окончание фразы прозвучало полувопросительно, Канамэ коротко взглянул на Акиру.

Дойдя, наконец, до входной двери, молодой врач набрал код и открыл дверь в подъезд, зашел первым. По дороге задумчиво покосился на почтовые ящики: нет, конечно, ему никто не написал: единственным, что можно было обнаружить внутри - это рекламные листовки, на которые Канамэ не обращал внимания, просто выкидывал. Иногда он, правда, ловил себя на мысли, что ему хочется обнаружить в почтовом ящике письмо, однако это было из разряда: "несбыточная мечта". Там, откуда он уехал, у него не осталось друзей, впрочем, их не было и здесь, стало быть, естественно, и писать некому.

Оказавшись на четвертом этаже напротив двери, Канамэ достал из сумки ключи, открыл ее и на этот раз пропустил вперед Акиру, сам зашел следом и привычным жестом захлопнул за собой дверь. Включил свет. Подумал и не стал ничего говорить про беспорядок в квартире (все равно его особо и не было).

- Хм... Чувствуйте себя как дома, или как там обычно говорят? - молодой врач добродушно усмехнулся, сгружая пакет с продуктами и сумку на стул. - Простите, я, если честно, не слишком часто принимаю гостей.

На самом деле, ни знакомые, ни коллеги по работе, ни кто-либо еще в квартире не были. Проще говоря, Канамэ еще никогда не принимал здесь гостей. И, если подумать, вообще никогда не принимал гостей или, принимал, но так давно, что это казалось вымышленным. Далеко в прошлом, где были мать и отец, его дом всегда был полон улыбок и смеха, в нем не было места пустоте и одиночеству. Они нашли себя здесь. Поэтому молодой врач был искренне счастлив, что, пусть ненадолго, но и в этой квартире будет не так пусто, как обычно.

Отредактировано Hiyuuga Kaname (2009-06-05 22:31:07)

0

9

Осторожно даже не пройдя, а просочившись в прихожую, Акира застыл на месте, присматриваясь и будто принюхиваясь к незнакомому месту. В обозримой части помещения было непривычно пусто и чисто - в качестве образца для сравнения Акира мог использовать только своё жилище, но, конечно, этот образец был слишком далёк от среднестатистического, а в других домах Акира не бывал уже давно.
Здесь не было особенно неуютно, но всё-таки что-то заставило поёжиться словно бы от холода. Что-то знакомое, привычное, незримо присутствующее...
Пустота.
Но сбежать сейчас... Нет, сейчас бежать было бы уже поздно.
Но зато стёклышки в его "калейдоскопе", кажется, начали складываться в какой-то ещё неясный, но уже намного более чёткий узор.
Сжав зубы и кое-как заставив себя унять внутреннюю дрожь, Акира присел на корточки и сделал вид, что оч-чень занят распутыванием узлов на шнурках.
- Ничего, - неопределённо пробормотал он. И добавил совсем уж невпопад, то ли обращаясь к Канамэ, то ли пытаясь убедить себя в чём-то: - Не ты один...

Отредактировано Akira (2009-06-09 13:02:28)

0

10

Легко скинув ботинки, Канамэ забрал со стула пакет с продуктами и хотел было сказать еще что-то приличествующее ситуации, но замер, услышав фразу сказанную темноволосым юношей. Подумать только, ведь если в ней переставить слова, она обретала совсем иной смысл, если сказать ее с соответствующей интонацией. Молодой врач невольно улыбнулся, однако улыбка получилась скорее горькая, чем веселая и потому быстро исчезла с губ, будто Канамэ вдруг понял, что вовсе и не хотел улыбаться.

В ответ на слова Акиры, он только кивнул: чуть отстраненно и задумчиво, стараясь прогнать так некстати вернувшиеся, совсем не радостные мысли. Думать о том, что будет после того, как темноволосый юноша уйдет, совершенно не хотелось. Потом будет очередной скучный день, а вечером - обычное ночное дежурство в больнице, после которого нужно заставить себя поспать хотя бы пару часов, поскольку уже с утра надо будет ехать на работу в университет. День был расписан по часам, и это было к лучшему, поскольку во время работы и общения с другими людьми, как правило, пусть на время, но забываешь о своих собственных проблемах.

- Вам кофе сварить или будете чай? - спросил Канамэ у Акиры, проходя, наконец, в короткий коридор ведущий к кухне.

0

11

"Чай... Кофе..." Кажется, это было что-то сюрреалистическое, что-то из другого мира, в котором Акира не бывал уже очень давно. Не какая-то бесцветная и безвкусная бурда в дешёвой забегаловке, а вот так... по-настоящему? по-домашнему?
Нет, ладно, обойдёмся без громких слов. Громкие слова слишком режут слух. Это... бывает больно.
Но квартира мало помалу наполнялась негромкими и будто бы нерешительными звуками - шаги, слова, мелкие бытовые шорохи, - и пустота неохотно сдавала позиции.
- Да, - избавившись от обуви, Акира выпрямился и шагнул вслед за Канамэ. - Чай, - и неожиданно для себя добавил: - Пожалуйста.

Отредактировано Akira (2009-06-09 13:07:05)

0

12

- Хорошо, - отозвался Канамэ с улыбкой, обернувшись через плечо от порога кухни. Он как раз подумал о том, что очень давно не варил кофе кому-то, да по сути никогда никому, кроме себя и не варил, то же самое было с чаем. По привычке для себя молодой врач покупал чай в пакетиках, однако на крайний случай на верхней волке среди баночек у него стоял черный фруктовый чай, листовой, который нужно заваривать в чайнике, у такого чая обычно гораздо более яркие вкус и запах.

- Вы проходите сюда, - махнул Канамэ рукой Акире, уже из кухни, потом положил пакет на табуретку, быстро разобрал продукты: что-то убрал в холодильник, что-то - на полки, оттуда же достал заветную жестяную баночку с фруктовым чаем и заварочный чайник, который очень давно не использовал, однако протирал от пыли и споласкивал регулярно, во время еженедельной уборки. Учитывая, что она была только вчера вечером, можно сказать, что ему повезло, иначе квартира была бы, так или иначе, покрыта пылью, впрочем, молодой врач поймал себя на мысли, что это бы его ничуть не смутило, хотя он и сам не понял, почему.

Привычным жестом Канамэ налил холодной воды в чайник, поставил его греться, а сам быстро сполоснул еще одну чашку, которую достал с сушилки. По идее, нужно было, наверное, еще что-нибудь сказать, но молодой врач как-то растерялся, а потом подумал, что пусть Акира сначала осмотрится, незачем растрачивать слова впустую, если не напрягает тишина. Ведь обычно тишина здесь была совсем другая.

Отредактировано Hiyuuga Kaname (2009-06-06 03:36:08)

0

13

Кухня в конце коридора была вроде бы небольшой, но чрезвычайно светлой, отчего показалась Акире просторной - слишком просторной, чтобы "чувствовать себя как дома". Акире было странно, немного неуютно, но... не темно и не пусто, и это успокаивало. Тем более что с одним из стульев можно было спрятаться почти в угол, насколько возможно сокращая количество свободного пространства вокруг себя. Что, собственно, он и сделал.
Отсюда было удобно наблюдать, как хозяин квартиры неторопливо и, судя по всему, привычно возится с посудой; точнее, просто наблюдать за ним самим - пожалуй, черезчур пристально, словно чего-то от него ожидая, но не решаясь поторопить Канамэ ни единым словом.
Самому себе он в какой-то мере напоминал ребёнка: в голове вертелись бесконечные "зачем", "почему" и "как", но сформулировать их было сложно - для этого не хватало ни слов, ни иных средств выражения, и поэтому Акира молчал. Ему казалось, что он уже понял, "зачем" он мог понадобиться этому странному человеку, - он почувствовал это, когда зашёл в его дом, - но не мог понять, "как" он может что-то изменить и "что" он может ему дать. С некоторым равнодушным удивлением Акира отметил для себя, что он сам был бы не против, если бы мог чем-то помочь Канаме. Это было странно. Судьбы других людей его не интересовали ни в малейшей мере уже давно, и все встречные вызывали с его стороны либо равнодушие, либо раздражение. Третьего не было - он не знал, каким могло бы быть это третье, - или всё же?..

0

14

Дождавшись пока закипит вода, Канамэ насыпал заварки в чайник, примерно на двоих, потом залил ее кипятком и накрыл крышкой. За все это время он не сказал ни слова, хотя по сути постоянно думал, о чем можно сказать или спросить, однако так и не решился, а причины своей нерешительности побороть не смог.

- Вам с сахаром или без? - наконец, нарушил тишину молодой врач, коротко взглянув на Акиру. Сам он пил чай несладким, всегда, зато в кофе обычно клал сахара вдвое больше, чем клали его знакомые. Медсестры тоже постоянно шутили по этому поводу, сравнивали с какими-то персонажами из манги, которую они прочитали недавно и прочее, однако Канамэ по привычке не обращал на слухи никакого внимания.

Не дожидаясь ответа, он аккуратно помешал заварку длинной ложкой, после чего положил крышку на место, огляделся задумчиво, ожидая, пока заварится чай.

0

15

Акира вздрогнул и моргнул, потом отвел взгляд, уставившись куда-то в пол. Звук голоса раздался слишком неожиданно, резанул слух... И заставил понять, что Акира постепенно опять ушел в свои мысли слишком далеко, совершенно перестав обращать внимание на происходящее вокруг. Чтобы сообразить, кто он и где он, понадобилось несколько мучительно долгих секунд. Ещё примерно столько же - на возвращение в окружающую действительность.
Действительность пахла чаем с примесью чего-то неуловимого, сладко-фруктового. Акира принюхался.
- Нет. Сахар не нужно, - негромко пробормотал он.
В этом было что-то неправильное. Слишком бытовое, слишком обыденное - и слишком непривычное. Короткие фразы ни о чём, кухня, чай... Чего-то не хватало, и это ощущение действовало как внутренний раздражитель, не давая просто сидеть спокойно и наслаждаться ровным течением времени.
- И не нужно на "вы", - неожиданно для себя добавил Акира, хотя вроде бы собирался и дальше сидеть молча. Но это тоже было своего рода раздражителем. К нему самому никто уже давно не обращался на "вы", не считая безликих продавцов, для которых это местоимение было одним из шаблонов и ничем большим. К тому же все формы обращений Акира трактовал по-своему, интуитивно. "Вы" он использовал только в двух случаях: когда стремился создать как можно большую дистанцию между ним и собеседником, либо когда собеседник вызывал ярко выраженную неприязнь.
Ему пришлось напомнить себе, что для Канамэ, наверное, это просто общепринятая форма вежливости, а те оттенки этого обращения, которые видит за ним Акира, придуманы им самим и только им же и воспринимаются; и что лишняя мнительность ему никогда не была свойственна. Но, в конце концов, сказанное было сказано.

0

16

Услышав ответ, Канамэ с улыбкой кивнул и принялся разливать чай по чашкам, аккуратно и осторожно, как обычно. Долгого молчания Акиры он будто не заметил, впрочем, когда ты и сам задумчив, не всегда замечаешь то, что происходит вокруг. Рассеянность и задумчивость для молодого врача была дурной привычкой, поскольку из-за этого он постоянно влипал в истории, пропускал что-то мимо ушей, наверное, как раз поэтому многие его коллеги считали его равнодушным ко всему, однако, естественно, на деле все было совсем не так. Единственным исключением из рассеянности и задумчивости была работа, где Канамэ был действительно полностью собран и сосредоточен. Пока в его практике ошибок не случалось, он делал все четко и добросовестно, за что его обычно любили начальники и недолюбливали коллеги.

- А?.. Хорошо, - немного рассеянно отозвался молодой врач на фразу Акиры. Сам он обращался на "вы" скорее из вежливости и по привычке, поскольку и в университете, и на работе все к друг другу так обращались и использовали только вежливые обороты речи, впрочем, конечно, исключения были.

Закончив с чаем, Канамэ поставил перед юношей чашку, отодвинул заварочный чайник и, наконец, сел на табурет напротив Акиры, по другую сторону стола. Задумчиво посмотрел на свою чашку, чему-то задумчиво улыбнулся. В такие моменты, как правило, когда все приготовления закончены, начинался разговор, однако молодой врач до сих пор не мог придумать, с чего начать. Почему-то каждая приходящая на ум фраза или вопрос казались незначительными и пустыми, а просто так прерывать тишину не хотелось, хотя он прекрасно знал, что рано или поздно подобная тишина тоже начнет угнетать. Можно было бы, конечно, разойтись, не сказав больше друг другу ни слова, но что-то в этом было... неправильно?

- Может, печенья? Или... - спохватившись, спросил Канамэ, посмотрев сначала на Акиру, потом в сторону полок, прикидывая, что можно предложить гостю. - У меня, кажется, еще конфеты остались, шоколадные, - он улыбнулся уголком рта, вспомнив, что эти самые конфеты достались недавно и совершенно случайно: какой-то неудачливый коллега поссорился с девушкой и зачем-то отдал конфеты ему, а Канамэ в тот момент был занят работой, поэтому рассеянно поблагодарил и только потом уже опомнился. Коллега, впрочем, ничего не заметил, ему были гораздо важнее собственные проблемы. Молодой врач подарок, конечно, забрал, но с неохотой, поэтому конфеты до сих пор лежали где-то на полке нетронутыми.

Отредактировано Hiyuuga Kaname (2009-06-09 16:36:46)

0

17

Конфеты? Акира не любил сладкое. Ну, на самом деле он вообще почти не обращал внимания на то, чем питается - вкус пищи был неважен, от неё требовалось только поддержание жизнедеятельности организма и не более. Но он почему-то согласился:
- Да, было бы хорошо, - ну, в конце концов, он сегодня ещё ничего не ел, и при упоминании про еду организм не упустил возможности ему об этом напомнить. Конфеты так конфеты. Это во всяком случае достаточно калорийно.
Своё внимание Акира теперь переключил на чай. Это было интереснее, чем продолжать разглядывать пол. И это отвлекало от мысли, что Канамэ, до того возившийся с чайником на безопасном расстоянии, теперь находился слишком близко. Это могло не иметь значения в магазине или на улице, но в небольшом замкнутом пространстве доставляло определённое неудобство: опять вступали в борьбу две противоборствующие силы, одна из которых слишком привыкла к одиночеству и боялась иного, а вторая требовала изыскать способ от этого одиночества избавиться.
И даже если Канамэ мог стать таким способом - пусть хотя бы на время - принять его быстро и всецело Акира не мог.

0

18

- Или, может... хочешь что-нибудь посытнее? - внезапно добавил Канамэ, вспомнив, что у них все-таки не планировалось определенно чаепитие, а гость, возможно, голоден. Сам молодой врач ел мало и редко, он не любил наедаться до отвала, поэтому избегал слишком тяжелой пищи. Сладкое не любил в принципе, однако иногда покупал что-нибудь к чаю, если вдруг захочется, чтобы не бегать туда-сюда до магазина.

О теме для разговора Канамэ решил не думать: придет сама, и, тем более, не стал из-за этого слишком переживать или волноваться, вспомнив, что раньше воспринимал общение спокойно, хотя, конечно, общаться вот так, сидя на кухне, ему уже очень давно не приходилось. В этом было что-то непривычное и одновременно наоборот: периодически юноша ловил себя на странной мысли, что они с Акирой давно знакомы, однако, он эту мысль отгонял.

- "Глупее и не придумаешь: только встретил, а уже мысленно в друзья записался..." - невесело улыбнулся про себя молодой врач. Он никогда не любил навязываться: будь то какой-либо пространный совет или просто общение. К нему люди тянулись, но редко. Чаще всего Канамэ для знакомых был кем-то вроде персональной жилетки. Советы он, в принципе, почти не давал, однако выслушивал всегда: то ли по рассеянности, то ли от въевшейся отзывчивости, то ли еще по какой-то причине. Молодой врач об этом не задумывался, относясь к окружающим с вежливой теплотой, но не подпуская близко к себе, хотя пока никто и не рвался.

Отредактировано Hiyuuga Kaname (2009-06-09 19:57:45)

0

19

На секунду выткнувшись из чая, Акира с подозрением покосился на Канамэ. Нет, всё-таки он... непонятный. И не потому что почти что мысли читает, а вообще. Много молчит и кратко говорит, как и сам Аки. Движется чуть стеснённо, даже находясь у себя дома - или это из-за присутствия постороннего? Но почему тогда просто не выгонит? Неудобно? Глупости, это его территория, имеет право. Не хочет? Но почему? Потому что Акире удалось немного прогнать пустоту? Нет, тоже глупости, Канамэ должен уметь делать это сам. Другими, более привычными для него способами. Он же такой... яркий.
Вопросы, предположения, домыслы... И не произнести вслух, не выговориться, не разобраться со всеми недомолвками.
Ксо!
Стараясь казаться не совсем уж угрюмым, Акира покачал головой и снова принялся изучать содержимое своей чашки.
- Бесполезно, - сказал он, и вряд ли это было ответом на прозвучавший вопрос. - Это ни к чему не приведёт. Или ты не согласен?

0

20

Стараясь отвлечься от ненужных мыслей, Канамэ уже прикидывал, что можно приготовить, а, главное, что он сможет приготовить, поскольку обычно юноша не готовил в принципе. Для себя это было не так важно, и почти постоянно у него просто не было времени, все силы уходили на работу, чему, на самом деле, молодой врач был несказанно рад. Поэтому, придя домой, он просто быстро ужинал или не ужинал вовсе, мылся и ложился спать до утра, когда не было ночной смены в больнице. Череда скучной обыденности, казалось, не прервется никогда.

- Что? - переспросил Канамэ, чуть недоуменно посмотрев на Акиру. И только потом, будто поймав настроение, замолчал, отвернувшись. Не может быть, чтобы они думали об одном и том же, ведь он так хотел не быть навязчивым, обычно ведь получалось. - Я... - растерянно вполголоса проговорил юноша, обхватив чашку руками. - ...не совсем понимаю, о чем ты говоришь, - он попытался улыбнуться, посмотрев на Акиру, но улыбка получилась слишком блеклой, и юноша вздохнул, покачав головой.

Он не знал, как его поведение смотрится со стороны и никогда не думал об этом, однако слова темноволосого юноши заставили Канамэ представить, как он выглядит в его глазах. Быть может, и не стоило, поскольку представленное ему не понравилось, совершенно. Один знакомый как-то сказал, что за искренностью всегда кроется корысть и эгоизм и люди, так или иначе, всегда и все делают прежде всего только для себя, или для того, чтобы заслужить чье-то уважение, внимание, признание - все равно. Молодой врач всегда удивлялся и не верил, потому что сам никогда не думал, что за внимание собеседник обязательно должен чем-то отплатить, и не задумывался даже о том, чтобы кого-то использовать. Однако, конечно, взгляды у всех разные, поэтому лучше было и не представлять вовсе...

0

21

Акира отвлекался тем, что приподнимал чашку над столом и опускал её обратно, стараясь, чтобы поверхность жидкости даже не дрогнула в процессе. Некогда свойственная ему чёткость движений ещё сохранялась, и всё же результат его не устраивал - был недостаточно идеальным. Не нравилось ему и то, что Канамэ, похоже, подумал о чём-то совсем другом. Хотя кого в этом винить, если не умеешь нормально разговаривать?.. А это значит, придётся дальше подбирать слова. Хотя бы так, путанно, невнятно и непонятно, если по-другому не получается. Но уж если начал этот разговор...
Ты же хотел чтобы всё прояснилось, не так ли?
- Бегство, - пояснил он. - Не сопротивление. Это ведь не помогает. Я знаю, я почувствовал. Почему? Ты ведь можешь.
Потому что ты - не я. Ты - живой. Ты можешь сопротивляться. И я не понимаю, почему ты не прогонишь пустоту из своего дома.
Акира вздохнул и досадливо нахмурился. Ну вот что он тщится объяснить? Может быть - всего лишь свои видения. Ложные.
Но всё же... ведь почему-то же Канамэ позвал его с собой.
И это придавало уверенности. Не давало отступить, замять, замолчать и спустить всё на тормозах.

0

22

- Зачем? - рассеянно-задумчиво спросил Канамэ, не зная, себе ли он задает этот вопрос, Акире ли, или просто - в воздух. Он действительно никогда не стремился быть ближе к кому-то, не задумывался о том, чтобы прекратить жизнь в одиночестве, в пустой квартире. Возможно, просто привык настолько, что невольное бегство было единственным, к чему он пришел в итоге, даже не смотря на то, что он сам не заметил, как отдаляется ото всех, одновременно стараясь быть вежливым, тактичным и добрым. Канамэ не любил копаться в себе, старался вообще не задумываться о причинах своего поведения, он замечал мельчайшие подробности поведения других, окружающих, и прочие мелочи характеров, не обращая внимания на свои собственные. Помогал другим, стараясь в чужих проблемах утопить свои собственные. Возможно, он и сам не заметил, как оттолкнул от себя многих, но теперь сожалеть о чем-то было бы действительно поздно.

Ему было странно, что едва знакомый, пусть притягивающий чем-то к себе Акира вдруг замечает такое, от чего сам Канамэ всегда отворачивался. От этого стало как-то неудобно, будто, не желая того, неожиданно и без предупреждения зацепили по больному месту.

Молодой врач вздохнул: грустно и задумчиво.

- Это ведь... мое дело, правда? - по губам Канамэ скользнула улыбка: одновременно теплая и какая-то потерянная. - Быть может, мне это просто не нужно? - юноша чуть пожал плечами, отнял руку от чашки и невольно провел пальцами по волосам, замер на секунду, глядя куда-то в стол. У него почему-то появилось совершенно дикое ощущение, что он говорит сам с собой, поэтому Канамэ перевел взгляд на Акиру, едва удержавшись от того, чтобы заслонить ладонью глаза и посмотреть: не исчезнет ли. - Прости, я... не хотел тебя задевать в любом случае. Мне кажется, что мои проблемы - не лучшая тема для разговора, - он снова улыбнулся: коротко и грустно. - Они не стоят того.

"Странно. Я хотел помочь тебе, а получается наоборот. Неужели я, на самом деле, так жалко выгляжу?"

0

23

Акира резко встал, хлопнув ладонями о столешницу. Едва пригубленный чай плеснулся на стол, медленно расползаясь вокруг донышка чашки прозрачной коричневатой лужицей.
Да что он...
Невидяще уставившись в чайное пятно, скрыв лицо за прядями волос, он ещё какое-то время беззвучно шевелил губами, то ли ругаясь, то ли просто пытаясь высказать всё, что вертелось в голове. Сразу. Скопом. Но - не получалось. Слова опять, как назло, не желали складываться в ровные и гладкие фразопостроения - да уж, стезя великого оратора явно не для него. И в конце концов Акира сорвался, не задумываясь о том, что он говорит и как он говорит; не обращая внимания, что он переходит то на едва слышный шёпот, то на крик; не пытаясь подбирать слова, а только выпуская их на волю, и плевать, что после такого ему наверняка придётся убираться отсюда, причём как можно быстрей...
- Нет смысла разговаривать, - рваными, немелодичными фразами. Кратко, поспешно, задыхаясь: - Делать! Ты говоришь - не нужно. Ты же знаешь, что врёшь. Кому? Зачем? Я не смогу ответить. Спроси это у себя. Ты живой, ты умеешь гореть! И ты не хочешь погаснуть.
Человек всегда будет стремиться к жизни. Тот, кто стремится к смерти - уже не человек.
Ты - всё ещё.
Но тогда - как ты смеешь?!

Перевести дух, продолжить, уже тише, но всё так же отрывисто:
- Я не знаю, почему ты так говоришь. Ты знаешь. Никто не знает, что тебе нужно, лучше чем ты сам. Зачем ты себя обманываешь? Ты не веришь себе? Брось. Себе - можно. Верить. Позволять, - и добавить - уже совсем тихо, почти умоляюще: - Отпусти себя. Ты же хочешь...
Замереть, переводя дух... всё так же не поднимая взгляда. Потому что если ошибся... Тогда точно - всё.

0

24

Канамэ вздрогнул от неожиданности, резко вскинул голову, сначала коротко посмотрев на то, как чайная лужица собирается вокруг задетой случайно чашки, потом перевел взгляд на Акиру. Он выслушал темноволосого юношу молча и не моргая, не в силах поверить в происходящее. Никто и никогда не говорил ему в лицо подобных слов. Быть может, кто-то и думал об этом, однако Канамэ склонялся к мысли, что окружающим было просто все равно. И вот, едва знакомый человек, такой равнодушный поначалу, вдруг говорит слово за словом, пусть сбивчиво и путано, но эти слова били не хуже пощечин. Мысли и образы вспыхивали и исчезали один за другим, он не мог сосредоточиться, все спуталось, скомкалось, сжалось до размеров точки. Когда-то давно он так же сорвался, так же почти кричал, пытаясь объяснить, потом жалел о своей вспышке, извинялся искренне, хотя одновременно понимал, что все сделал правильно. Сейчас - чего-то не хватило: то ли рассеянность поборола всю решительность, то ли Акире удалось настолько застать его врасплох, что он мог только смотреть и слушать, вместо того, чтобы тоже вскочить, ударить кулаком об стол и высказать все, о чем думает.

Спокойствие и рассеянность на лице молодого врача сменились потрясением и потерянностью. Он не представлял, как реагировать на подобную искренность и на подобные слова теперь, когда вся решительность куда-то пропала.

- Ты прав, - со вздохом проговорил Канамэ, наконец, отведя взгляд от лица Акиры. - Прав настолько, насколько сам не представляешь, - в уголках губ мелькнула улыбка и в следующее мгновение пропала, будто и не было. - Только ничто не делается так сразу и так просто. Как говорят: не было подходящего случая, не за что было зацепиться... или не за кого, все равно, сути это не меняет. Со мной так же, - он помолчал некоторое время, потом добавил неожиданно для себя: - Только прошу тебя, не говори так, будто ты сам давно махнул на себя рукой. То же самое, что сказал мне ты, мог бы сказать тебе и я, - Канамэ вдруг усмехнулся с непонятным выражением: то ли грустно, то ли наоборот, снова провел дрогнувшей рукой по волосам.

- "Подумать только... отражение", - юноша улыбнулся снова, едва заметно, глядя в сторону и замерев, чуть прикрыв глаза.

0

25

Его ещё немного трясло - запоздалое, нервное "не нужно было так...", но напряжение уже спало, оставив после себя только судорожное хриплое дыхание, лёгкое головокружение и едва заметную дрожь в руках.
Он едва понимал, что именно говорит Канамэ, но уже было ясно: в цель он попал, пусть даже вот этими своими глупыми и бессвязными. Как? Неважно. Видимо, чутьё и в самом деле не подвело. Не стоило и сомневаться.
Но что-то из слов рыжего всё-таки царапнуло слух, заставляя вслушиваться, вникать. И - отставить рефлексию. Не сейчас. Потом. Желательно - вообще никогда.
- Нет, - тихо, но упрямо ответил Акира. Ещё раз глубоко вздохнул, медленно опустился на свой стул, всё ещё не решаясь поднять взгляд и посмотреть в лицо Канамэ. Немного неуклюже вытер рукавом чайную лужицу. - Ты другой. Я - слишком мёртвый. Но если хочешь, - наконец Акира вскинул голову и одарил собеседника на удивление ясным взглядом, - я могу быть твоим зеркалом. Может быть, так тебе будет легче.

0

26

Канамэ с трудом смог подавить вдруг проснувшееся ощущение ужаса, возникшее, когда Акира произнес фразу про смерть. Конечно, он не имел в виду, что является привидением и все, что он сейчас наговорил - всего лишь подтверждение тому, что молодой врач давно сошел с ума, однако скрытый в этой фразе смысл был еще страшнее. Почему - Канамэ сам не мог себе объяснить, но волна страха накрыла его с головой. Нет, такими словами не бросаются просто так, по крайней мере, он был почему-то уверен, что Акира бы подобного не сказал бы, если бы все в самом деле было иначе.

- Не... не надо так говорить, - дрогнувшим голосом произнес молодой врач, мгновенно побледнев и снова посмотрев на темноволосого юношу. - Ты не мертвый, нельзя вот так просто махнуть рукой и отвернуться. Ты говоришь мне обратное, а сам... - Канамэ покачал головой. - Понимаешь, Акира... - осекся внезапно, невесело усмехнулся. - Да что это я, в самом деле. Мне теперь кажется, что ты понимаешь намного больше, чем я сам. А ведь мы встретились всего около часа назад, впервые, и вот, сидим, разговариваем так, будто знакомы много лет. Мне не хотелось бы говорить банальных фраз... - Канамэ вздохнул прерывисто. - Быть моим отражением - это значит... - не договорил, нахмурился, посмотрев куда-то в сторону. "Это значит, что ты не уйдешь?"

Отредактировано Hiyuuga Kaname (2009-06-10 13:20:58)

0

27

По губам Акиры скользнула тень улыбки - то ли была, то ли просто показалось. Скорее всё-таки показалось - разве у него был повод улыбаться... Не самую весёлую тему для беседы он невольно поднял и развил; в общем, ему-то ладно, а вот рыжая искорка, кажется, чуть поблекла. Но - Акира это чётко видел - лишь для того, чтобы через некоторое время вспыхнуть ярче, чем обычно.
И всё-таки стало как-то невыносимо легко от того, что можно было выговориться. И от того, что, кажется, слышали. Слышали - и понимали. Раньше Акире было бы сложно представить, что такой пустяк может быть настолько важен для него. Теперь... Теперь он удивлялся тому, насколько это просто.
- Живым всегда неуютно рядом с мёртвыми, - пояснил он. Эта фраза сама по себе должна была бы прозвучать глупо и патетично... не будь она произнесена столь убийственно серьёзно. А как иначе, если - не художественное приукрашение, а просто правда? - Но можно привыкнуть. Если хочешь... - Акира помолчал. Отражение. Ему уже приходилось быть чужим отражением. Тогда, когда он заново учился быть. Он копировал у других людей, знакомых и не очень, привычки, повадки, жесты и интонации, эмоции и чувства. Он научился заглядывать в чужие души... а потом ему стало тошно, потому что всё это было чужое, искусственное, и всё это было отброшено и забыто с особой яростью. Но - умение осталось. - Значит - тебе нужно видеть себя. Со стороны. Я... умею быть хорошим зеркалом... - тихо пробормотал Акира последнюю фразу, понимая, что за ней кроется нечто большее, чем просто слова. По крайней мере, для него самого.

0

28

Канамэ в конце концов вздохнул, уже глядя куда-то в стол, не поднимая глаз, подперев голову одной рукой и запустив пальцы в светло-рыжие пряди. Было ощущение, что он находится в бреду, не может быть такого, чтобы Акира вдруг ни с того, ни с сего попадал в точку, раз за разом. Канамэ всегда считал, что хорошо разбирается в людях, да и про себя он все прекрасно знал, просто старался не думать, поскольку действительно: ничего не изменишь по одному мановению волшебной палочки, на все нужен случай, либо время. Он ждал, не задумываясь, уже много лет, и ничего. Однако, если задуматься, все эти годы ему все равно не к кому было тянуться, не на кого смотреть, не было такого человека, который бы зацепил, или, быть может, он просто не заметил, но вряд ли.

Молодой врач поморщился. Разговор ему не нравился все больше и больше, разумом он понимал, что Акира, наверное, хочет, как лучше, однако душе было настолько некомфортно, что хотелось бежать, сию минуту, куда-нибудь, только бы не слышать этих слов, точных, четких, отвратительно-четких. Что он мог сделать? Пообещать, что все теперь будет иначе? Это не так просто, действительно не так просто.

- Мало уметь, - вполголоса проговорил Канамэ, не глядя на Акиру. - Хотеть - тоже важно.

0

29

- Ты не хочешь... - почти без вопросительной интонации уточнил Акира. Ведь этот упрёк не мог быть адресован ему, верно? Он не задумывался о том, зачем предлагает себя (свою помощь?), потому как действовал интуитивно, а интуиция его не подводила почти никогда. И он не задумывался, нужно ли это ему самому, потому что чувствовал, что - должен. Это было гораздо более важно, чем простые желания.
По крайней мере, для него.
А что касается Канамэ...
Зачем - это противодействие? Этого Акира понять не мог. Он же сказал всё правильно, так в чём же дело?
Не доверяет. Боится. Да, наверное.
Уйти? Или...
- Мне... уйти?.. - словно со стороны услышал он свой голос - глухой, срывающийся. Что же. Пусть будет так - так, как он ответит.

0

30

- Я говорил про тебя, - со вздохом произнес врач, коротко посмотрев на Акиру. В его взгляде была усталость и рассеянность, привычная, хотя за ней Канамэ обычно скрывал то, что на самом деле чувствовал, вот и сейчас водоворот негативных эмоций бесследно скрылся, только глаза стали темнее, чем раньше. Мысль за мыслью, слово за словом, будто они читали друг друга, как раскрытые книги, хотя Канамэ и не хотел, у него было единственное желание: помочь, еще тогда, когда они только встретились в людном супермаркете при необычных обстоятельствах.

- Что? - в голосе молодого врача проскользнула горечь напополам с недоумением. Он подобного вопроса услышать никак не ожидал, не ожидал и боялся услышать. Хотя нет, скорее боялся, что Акира просто встанет и уйдет, хлопнув дверью. - Я разве тебя прогонял?

0


Вы здесь » Junjou Romantica » дома и квартиры » Квартира Канамэ.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC